Роберт Гейтс: Путин в Украине переиграл сам себя

Бывший глава ЦРУ и экс-министр обороны США в своей статье для Financial Times  утверждает, что угрозы России лишь воодушевили НАТО и придали ясности целям.

Роберт Гейтс занимал пост главы ЦРУ с 91 по 93 год и возглавлял Пентагон с 2006 по 2011 годы. Он является экспертом по России и человеком, чье мнение высоко ценят в США.

По его словам, ЕС и США с нетерпением ждут, когда же Владимир Путин отдаст приказ о вторжении в Украину. Притом, что на протяжении многих лет западные государственные деятели и политические эксперты ломали голову над тем, что же именно движет президентом РФ.

После захвата Россией Крыма в 2014 году тогдашний госсекретарь США Джон Керри жаловался: «Нельзя в 21 веке вести себя в стиле 19-го века, вторгаясь в другую страну под совершенно надуманным предлогом». Другие называли агрессивную политику Путина «необъяснимой» и неизбежно ведущей к тому, что он же в ней и увязнет. И вот мы здесь, в начале 2022 года, ждем, когда Путин примет решение.

Гейтс считает, что все его действия, какими бы прискорбными они ни были, понятны. И почти все, что Путин делает дома и за границей, уходит своими корнями в распад Советского Союза в 1991 году, который для него ознаменовал крах четырехвековой Российской империи и конец России как внушительной силы.

Внутри бывших республик процветали хаос, беззаконие и бедность на фоне резкого ослабления центральной власти. Чему способствовали как олигархи, так и региональные элиты. Став президентом в 1999 году, цели Путина были простыми: восстановить и расширить власть центрального правительства (не говоря уже об укреплении его личного господства и богатства) и вернуть России роль великой державы. Если кратко, то полный авторитаризм дома и агрессия за рубежом.

Попытки восстановления роли России начались с возврата к политике создания буфера из подконтрольных государств на периферии — так называемого ближнего зарубежья. Это видно по действиям Путина в Беларуси, Молдове, Приднестровье, Грузии, армяно-азербайджанском конфликте 2020 года, Казахстане и, что наиболее драматично, в Украине.

У него нет желания воссоздавать Советский Союз — он не хочет брать на себя ответственность за проблемы бывших республик. Путин хочет, чтобы окружающие Россию независимые государства пали ниц перед Москвой и стали оплотом против Запада и демократии.

Бывший советник по национальной безопасности США Збигнев Бжезинский заметил, что без Украины не может быть Российской империи. Путин боится Украины, которая экономически и политически ориентирована на Запад и углубляет сотрудничество в сфере безопасности с США и другими членами НАТО, даже если она не является членом альянса. Для Путина Украина это критическая угроза его правлению, поскольку альтернативная экономическая и политическая модель будет становиться все более привлекательной для россиян. Для Путина это как кинжал направленный в самое сердце. 

Поэтому он готов на все что угодно, чтобы дестабилизировать и свергнуть нынешнее прозападное правительство Украины или захватить страну силовым путем. 

Путинское восстановление России на международной арене потребовало значительного укрепления военного потенциала страны, а также проведения агрессивной внешней политики, особенно на Ближнем Востоке и в Африке. Он видит в США главного врага и полон решимости сделать все возможное, чтобы обострить напряженность в Америке внутри страны, испортить отношения с союзниками, даже путем вмешательства в их внутренние дела. Все, чтобы ослабить позиции США на международном уровне. Поэтому тут его цели совпадают с Китаем, что привело к их более тесному взаимодействию.

Из-за слабой экономики России, демографических и других внутренних проблем карты Путина нельзя было назвать сильными, но он их разыгрывал весьма неплохо. Это удавалось делать из-за внутренних разногласий в США, почти полностью парализованном Конгрессе, уходом с Ближнего Востока и отказа от шестидесятилетней роли «мирового полицейского». Все это привело к тому, что многие страны подстраховались и укрепляли связи с Россией и Китаем. 

Но проблема Путина, свойственная всем диктаторам, в том, что он переоценивает собственные силы. И со своими агрессивными угрозами он перестарался. Выпады в адрес Украины активизировали НАТО и дали ей вполне конкретную цель. Угроза вторжения сделала украинцев еще более антироссийскими и загнала страну еще дальше в объятия Запада. Любые военные действия России приведут к ожесточенному сопротивлению Украины, а также к более масштабному развертыванию военных сил НАТО на западной границе России, приостановке газопровода «Северный поток-2» и еще более болезненным экономическим санкциям.

Москва перебросила к границам Украины около 100 тысяч военнослужащих. Что теперь? Путин оказался в ситуации, когда успех России определяется либо сменой правительства в Киеве на пророссийское, либо завоеванием страны. Французскому дипломату 18-го века Талейрану приписывают выражение: «Со штыками можно делать все, что угодно, но не сидеть на них». Если Путин не использует их в ближайшее время и просто отведет ничего не добившись, кроме как подтолкнув Украину еще ближе к Западу, то поставит себя в затруднительное положение как дома, так и за границей. А США и союзники должны сделать все возможное, чтобы усугубить его трудности.